Рубрики
Статьи

«Финанс.» Лица

«Финанс.» Лица
«Финанс.» ЛицаИлья Ломакин-Румянцев:«Спад на страховом рынке начнется через полгода»Глава Росстрахнадзора уверен, что ситуация не столь драматична, как можно было бы ожидать. В следующем году компании будут жить за счет розницы, хотя кто-то наверняка попытается вернуться к схемам.Илья Вадимович, какую динамику по рынку вы ожидаете в 2009 году?- Следует ожидать сокращения по некоторым видам страхования. В первую очередь это коснется тех видов, полисы по которым реализуются через банки и автосалоны. Снижение доли страхования будет также в строительстве и в целом в корпоративном секторе. Компании-клиенты будут жестче относиться к условиям договора, и уже сегодня начали резать бюджеты. Мы надеялись, что сокращение корпоративного бюджета на страхование составит 10-15%, но по первым сообщениям это существенно больше – 20-30%. Минтранс говорит о снижении железнодорожных и авиаперевозок, соответственно, сократится страхование грузов. Ключевой задачей для операторов рынка в этих условиях станет сохранение своей финансовой устойчивости, даже если объем премий по каким-то видам страхования упадет. В условиях спада это особенно актуально.С какими проблемами надзор и страховщики могут столкнуться в следующем году?- Скорее всего, это демпинг, завышение комиссионных, предоставление различных скидок, либо необоснованно широкое покрытие, то есть страховщики будут брать на себя те риски, с которыми лучше было бы не связываться. В англоязычных странах есть такое выражение risk-adequate pricing, то есть ценообразование, адекватное риску. Для нас в следующем году это будет проблема номер один.Проблема номер два – всевозможные тендеры, которые во многих областях страхования, прямо скажем, обречены на вечные конфликты. Например, в ОСАГО страховое предложение в значительной степени формализовано. Содержание услуги задано законом и правилами страхования, утвержденными правительством. Тариф опять-таки определен правительством. Что, собственно, может предложить одна страховая компания, чего не может преложить другая? Ничего. А сама система тендера подстроена на том, что различные участники торгуются только по цене или по какому-то еще количественному показателю. Скорее всего, нас ожидает еще какая-нибудь череда коррупционных скандалов, связанных с различными тендерами, будь то ОСАГО, ОМС или что-то в этом роде. Закон о госзакупках не очень четко отражает специфику возможных торгов в разных областях.Есть ли уже проблемные компании среди лидеров рынка?- В явном виде нет, если иметь в виду топ-10. У отдельных страховщиков, входящих в топ-50, уже могут возникнуть проблемы, но все зависит от того, насколько правильно или неправильно они себя поведут. Будут ли они склонны к демпингу или все-таки постараются на следующий год привлекать клиента качеством страховых услуг. Пока ситуация абсолютно штатная. Постоянно есть компании, у которых проблемы с финансовой устойчивостью. Нынешняя ситуация от прошлогодней никак не отличается.Насколько может уменьшиться в связи с кризисом количество страховых компаний?- Очевидных моделей, которые бы показывали, что сокращение будет на треть, или на половину, или на 20% не существует. Если нам не удастся поставить заслон против схем, то мы можем легко прогнозировать рост числа компаний. Можно было бы приостановить выдачу лицензий, потому что сейчас в условиях спада вряд ли найдутся серьезные экономические основания для появления новые страховщиков. Но в законе таких ограничений нет, а значит, мы не можем не выдавать лицензии.То есть следует ожидать возвращения схем в страхование? Какие виды будут для этого наиболее удобны?- Чаще всего они реализуются через цепочку перестрахования. Поскольку интерес к ним будет обоюдный – как со стороны страховщиков и их клиентов, так и со стороны правоохранительных органов, то высока вероятность, что будут создаваться короткоживущие страховые и перестраховочные компании. Не думаю, что количество схем существенно увеличится. Сейчас их доля оценивается в 10%, что уже много. Правда, у нас чуть менее оптимистичные оценки – до 15%. В период нестабильной экономики после событий 1998 и 2004 годов существовали в основном зарплатные «проекты», которые проводили через страхование жизни. Также схемы присутствовали в страховании грузов и ответственности с последующим перестрахованием за рубежом, либо обналичиванием в России.А проблемы «большой» AIG и некоторых других крупных иностранных страховщиков могут перекинуться на российский рынок?- Думаю, нет. В конце 90-х «AIG-Россия» говорила, что она 100-процентная дочка и пользуется материнской гарантией, сейчас говорит, что являет собой самостоятельное подразделение, опирающееся на собственные силы и развивающаяся по собственному плану и по собственной воле. Страховщики во всем мире, если не считать таких, как AIG и Fortis, чувствует себя очень неплохо. Проблемы AIG и Fortis связаны не с тем, что они занимались страхованием. Сложности появились из-за оказания услуг совсем другого характера, а также из-за проблем в самой финансовой группе. Сейчас в России открывает свою «дочку» перестраховочная компания SCOR. Вместе с тем до конца следующего года вряд ли кто будет активно искать новые поля размещения капиталов.Недавно собирался комитет по страхованию OECD (Организация экономического сотрудничества и развития). Представители стран, которые туда входят, рассказывали, что у них происходит в страховом секторе. Редкое единодушие — «у нас все хорошо». Страховщики чувствую себя лучше потому, что сидят в начале финансовых потоков. Они зарабатывают уже в тот момент, когда к ним пришли деньги.Как показывает практика, это ощущение у страховщиков длится первые 3-6 месяцев, так как происходит обслуживание договоров, заключенных существенно раньше. Спад начнется через полгода, когда заметно сократится платежеспособный спрос. Ожидается большое снижение корпоративных расходов на страхование. С другой стороны расходы граждан, скорее всего, останутся прежними. На следующий год именно розница, работа с физическими лицами, будет наиболее устойчивым источником страховых премий.Надо ли как адаптировать регулирование страхового рынка под кризис?- Компании сегодня «попали» с инвестиционным портфелем, и не только в части потери стоимости. Я очень надеюсь, что в ближайшее время будет принято разумное решение по тому, как отражать в балансе эти «бумажные» убытки. Если эти активы не нужно продавать сегодня или завтра, то через год они вернутся на прежний уровень.Страховщики пострадали от падения фондового рынка, из-за резкого ухудшения ситуации в секторе недвижимости, из-за проблем в банковской системе. Но все это внешняя среда и в этом случае было бы логичным, чтобы компания согласовывала план финансового оздоровления, и мы бы отслеживали его реализацию.Страховые компании выступают за изменение нормативов, однако анализируя отчетность страховщиков, мы не видим необходимости изменения структурных параметров. Я считаю, что не нормативы надо менять, а технологию «лечения», понимая, что вокруг эпидемия и во многом проблемы страховых компаний вызваны не их неверной политикой или неразумными действиями, а изменениями внешней среды. Чрезвычайно опасно менять шкалу измерений и говорить, что на рынке все в порядке.Насколько серьезны проблемы с активами?- Там не все хорошо, но явного кризиса нет. Действительно, есть компании, которые серьезно вошли в рынок акций и не на 5-15%, а на 30%. Когда рынок в сентябре пошел вниз, то многие сделали ошибку – решили еще прикупить акций в надежде на то, что это не тренд, а всего лишь коррекция и завтра котировки поднимутся. А рынок пошел еще дальше. Это серьезная проблема, но, повторю, не критическая.Какова Ваша позиция в вопросе изменения тарифов по ОСАГО?- Я считаю, что прежде чем говорить о базовом тарифе, нужно вводить независимую экспертизу и единую методику оценки ущерба. Скорректировать региональные коэффициенты и коэффициенты по видам транспорта, прекратить выплаты необоснованно высоких комиссионных агентам. Кроме того, следует просчитать экономические последствия перехода к европейскому протоколу и упрощенной регистрации ДТП и после этого определить, нужно или не нужно менять базовый тариф. Причем делать это все надо очень быстро, на мой взгляд, времени осталось чрезвычайно мало. Я более чем уверен в том, что правительство с подачи Минфина своевременно примет разумные решения.С чем связано увеличение штата Росстрахнадзора?- Мы восстановили всего лишь численность, которая была в ведомстве в 1996 году. Штат увеличивается только в инспекциях. Связано это с тем, что, во-первых, существенно сложнее становится контроль, появляются новые субъекты, в частности брокеров, а, во-вторых, мы понимаем, что перспективы у нас не самые простые и оперативность контроля должна повыситься. А инспекции сегодня просто физически задыхаются.Вы упомянули про брокеров, их кризис не коснулся?- Кризис с высокой вероятностью покажет неправильность такого вольготного отношения к определению правил поведения на рынке. Мы уже сталкиваемся с ситуацией, когда брокерам переданы большие запасы полисов ОСАГО. Компании уходят, а от брокеров деньги не поступают. На самом деле, на этих участниках рынка висит двойная ответственность – и перед страховщиком и перед клиентом. В условиях, когда все хорошо, все ведут себя добросовестно – зачем нарушать закон, когда всем на все хватает? А когда условия ухудшаются, тогда и проявляется либо недобросовестность отдельных участников, либо неурегулированность их деятельности. Уже сейчас видно, что деятельность брокеров недостаточно регламентирована с учетом тех рисков, которые они на себе несут.Беседовала Марина Кадыкова