Рубрики
Статьи

«Финанс.» Константин Фрумкин о «национальном достоянии»

«Финанс.» Константин Фрумкин о «национальном достоянии»
«Финанс.» Константин Фрумкин о «национальном достоянии»Газпромовский проект «Южный поток» натк­нулся на очередное препятствие. Представители Евросоюза требуют привести российско-болгарское соглашение о строительстве газопровода в соответствие с европейским законодательством, требующим предоставления доступа к трубе для любых третьих лиц. Это законодательство – так называемый Третий энергетический пакет – было принято в прошлом году, а большинство межправительственных соглашений по «Южному потоку» подписано раньше и ему не соответствует. Месяц назад зампред правления «Газпрома» Александр Медведев сказал, что Третий энергопакет «лишает поставщиков возможности управления газотранспортными активами и обесценивает сделанные ими инвестиции в эти активы». А «Газпром» думал, что покупает не просто активы, а власть. Хотя с самого начала было очевидно, что инвестиции в чужое государство скорее делают тебя зависимым от властей этой страны. Но «Газпром», делая постоянные, удачные и не­удачные попытки покупать газотранспортные и газораспределительные мощности, предполагал, что на территории Европы российская госкорпорация длительное время смогла бы извлекать выгоду из своих монопольных позиций, невзирая на все антимонопольные законы и принципы.Предполагалось, что какой бы то ни было актив в Европе позволят использовать как потенциальный инструмент контроля рынка  и дискриминации других участников. «Газпрому» мало продавать газ. Он идет на все, чтобы контролировать всю цепочку доставки газа до конечного потребителя, исключив «риски» использования этих труб для транспортировки чужого газа, а также участие каких бы то ни было посредников. Сколько политических усилий было вложено в попытку купить газотранспортные системы Украины и Белоруссии! И знаменитые два «Потока» – не столько бизнес, сколько возможность приобрести сильную позицию по отношению к странам-тразитерам. Но если исключить сам «Газпром», а также его кремлевских покровителей, ни в России, ни в мире нет ни одного лица или организации, которое было бы заинтересовано в формировании такой конструкции – спрута, контролирующего все трубы Евразии. «Газпром» инвестирует за рубежом, хотя мог бы делать инвестиции в России. Если «изюминка» «Газпрома» – то, что он добывает газ, то он мог бы думать о развитии производства. В то время как эксперты кричат о стагнации добычи газа, в то время как конкуренты налаживают производство сжиженного и сланцевого газа, «Газпром» вкладывает не в производство, не в технологии, не в снижение себестоимости, а в свою монопольную рыночную позицию, в контроль за логистической цепочкой. В России это еще проходит. Рассчитывать, что за пределами России удастся беспрепятственно развивать не бизнес, а систему контроля за рынком, значит, считать соседей лохами».