Рубрики
Статьи

«Финанс.» Каспийский контроль

«Финанс.» Каспийский контроль
«Финанс.» Каспийский контрольОтношения между участниками Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) обострились. Дело дошло до того, что Михаил Барков, вице-президент В«ТранснефтиВ», управляющей российской долей в проекте, заявил о возможности банкротства консорциума. Таким образом, стороны В«прощупываютВ» прочность позиций друг друга накануне собрания акционеров КТК. Оно состоится в середине октября.Предпосылки для напряженности формировались в течение последних нескольких месяцев. За это время Дмитрию Медведеву и Нурсултану Назарбаеву удалось достичь согласия в том, что мощности трубопроводов, перекачивающих каспийскую нефть, необходимо увеличивать.В этом заинтересована и американская Chevron – крупнейший нефтедобытчик в Казахстане. Двусторонние переговоры с этой компанией в В«ТранснефтиВ» назвали В«конструктивнымиВ».Против такого сценария выступают в ВР, где ожидают возвращения ранее инвестированных в развитие консорциума средств. Надежды британцев связаны с тем, что по итогам прошлого года КТК впервые получил прибыль в размере $423 млн. Финансирование же новых проектов, по мнению BP, должно происходить за счет привлечения средств с долгового рынка. В текущих условиях это, впрочем, почти невозможно, учитывая огромный долг консорциума – более $5 млрд. Других предложений у ВР, впрочем, нет, поэтому компании ничего не оставалось, как задуматься о возможности комфортного выхода из противостояния с другими участниками КТК. Против планов расширения мощности выступил Оман, контролирующий 7% акций консорциума, однако арабы предпочли продать свою долю и, таким образом, не смогут оказать поддержки британцам. Доля Омана перейдет либо России, либо Казахстану, хотя в Минэнерго не исключают возможности и разделения этого пакета между странами.С середины сентября в ВР тоже заговорили о возможной продаже своего пакета акций консорциума.Альтернатива для ВР– банкротство трубопроводного консорциума, о котором в сентябре заговорили в В«ТранснефтиВ». Угроза связана с возможным дезавуированием прошлогоднего соглашения акционеров КТК, благодаря которому удалось поднять тарифы за прокачку нефти и снизить процентные ставки по выплатам кредиторам проекта. Обратное снижение тарифов и рост ставок вновь приведут к убыткам. Банкротство, по сути, станет национализацией на условиях, продиктованных Россией и Казахстаном.Инвестиции в проект позволят дать выход казахской нефти, добыча которой растет, на мировые рынки. Как заявил Нурсултан Назарбаев, В«важно, чтобы нефть казахстанская проходила именно через РоссиюВ». Часть казахской нефти идет через Балтийскую трубопроводную систему, однако фактически полностью заточен под нее именно КТК.Для России наращивание казахского экспорта позволит отчасти компенсировать падение собственной нефтедобычи. Кроме того, стабильный транзит через российскую территорию выводит Казахстан из игры в кавказский проект Баку–Тбилиси–Джейхан. Риски этого трубопровода, управляемого, кстати, ВР, всегда были очень велики, и Казахстан использовал его лишь как козырь в торгах с Россией. Однако сейчас пришло время открывать карты и определяться с партнером.На первый взгляд, российская дипломатия в каспийском регионе в текущем году отличалась неуклюжестью. Не слишком успешные переговоры с Туркменией завершились ростом цен на местный газ. Руководство В«ГазпромаВ» уж слишком серьезно полагалось на то, что скромные поставки газа из Азербайджана спасут концерн от нарастающего дефицита. С Казахстаном все лето не прекращались дебаты о первенстве в КТК. Однако руководители каспийских государств в сентябре на удивление оказались лояльны к Кремлю.Азербайджан и Россия ведут переговоры об увеличении пропускной способности нефтепровода Баку-Новороссийск до 5 миллионов тонн в год. Формальная причина – прекращение поставок через Баку–Тбилиси–Джейхан, который закрыт на ремонт после пожара на турецком участке. Но нужно понимать, что для Азербайджана, являющегося долгие годы политическим провайдером трубопровода через Грузию, движение в сторону России многого стоило.Согласование позиций России и Казахстана по вопросу расширения мощности КТК и управления консорциумом было более ожидаемо, нежели договоренности и поддержка со стороны Азербайджана. Все вместе это выглядит как передача мандата Москве на контроль над экспортом нефти из каспийского региона. В условиях коррекции мировых цен на углеводороды и дестабилизации западных рынков капитала такое решение может оказаться вполне оправданным.