Рубрики
Статьи

«Финанс.» — Блоги — Андрей Школин (13.08.2008)

«Финанс.» — Блоги — Андрей Школин (13.08.2008)
«Финанс.» — Блоги — Андрей Школин (13.08.2008)Инвесторы возлагают немалые надежды на заседание правительства, которое состоится 14 августа. На нем, возможно, прояснятся перспективы металлургического сектораРоссийский фондовый рынок значительно просел после событий 8-11 августа, упав до значений двухлетней давности. Неофициальная война с Грузией несомненно займет почетное место в списке черных событий для отечественного фондового рынка. Но, в тоже время, заявление президента Дмитрия Медведева об окончании миротворческой операции не привело к восстановлению рынка даже до более чем скромных «довоенных» уровней. Так, 12 августа индекс РТС вырос лишь на 3,5%, аналогичный показатель МВВБ и того меньше – всего на 2,6%. Все-таки от завершения военных действий невольно ждешь большего эффекта. Одни объясняют этот феномен условно «инерцией денег» — иностранному капиталу теперь требуется время, чтобы осмотреться и вернуться. Другие обращают внимание на 30-процентное падение нефтяных котировок и очередные свидетельства кризиса мировой экономики, в частности, об очередных убытках объявили JP Morgan и UBS. Наконец, российский фондовый рынок не оправдал звания «тихой гавани» – при относительной защите от внешнего негатива внутри «заводи» оказались сильны собственные подводные течения и водовороты.Безусловно, эти причины достаточно важны. Как и многие другие, вроде охлаждения интереса инвесторов к России по чисто человеческим причинам – как к стране с имиджем агрессора («пиар» Михаила Саакашвили оказался больше, чем у Дмитрия Медведева). Но пора вспомнить о факторе, хоть в абсолютном, хоть в относительном выражении гораздо сильнее опустившем отечественные фондовые индексы, нежели война в Южной Осетии – пресловутом «деле металлургов». Как бы цинично это ни звучало, прощение «Мечела» (покаялся, снизил цены, заплатил штраф в пару сотен миллионов долларов за нарушение антимонопольного законодательства — главное, чтобы не было чрезмерных налоговых претензий), скорее всего, окажет гораздо больший эффект, нежели прекращение военных действий. Некоторая ясность может появиться после предстоящего 14 августа заседания правительства. По обоюдному (конечно, неофициальному) согласию металлургов и ведомств в качестве меры, регулирующей внутренний рынок проката, были выбраны долгосрочные контракты. Премьер-министр Владимир Путин поручил правительству 24 августа проверить, как идет переход на новые условия работы. А промежуточные итоги планируется подвести как раз в этот четверг. Вероятность позитивных новостей довольно высока: крупнейшие игроки на рынках стали и угля успели перевести значительную часть своей клиентуры на долгосрочные контракты, выполнив, таким образом, негласные предписания.Что может помешать воплощению в жизнь такого варианта развития событий? Он сработает только в том случае, если основной причиной резких заявлений Владимира Путина относительно «Мечела» было желание помочь отечественным потребителям угля и металлопроката. Несколько хуже дела будут складываться, если в действительности целью было увеличение налоговых поступлений от сталелитейщиков. Иными словами, так государство собирается закрывать бреши в бюджете, появившиеся после появления налоговых послаблений для нефтедобывающего сектора (речь идет примерно о 130 млрд рублей). Наконец, не исключен третий вариант, о котором заговорили после утверждения на посту генерального директора «Норильского никеля» Владимира Стржалковского – человека до мозга костей государственного, совершенно далекого от металлургии, но зато давно знакомого с Владимиром Путиным. Вдруг государство намеревается установить как минимум косвенный контроль над стратегической отраслью металлургии и горнодобычи?