Рубрики
Статьи

«Финанс.» Анна Ким о саммите G20

«Финанс.» Анна Ким о саммите G20
«Финанс.» Анна Ким о саммите G20Новость про $1,1 трлн, который мировые лидеры пообещали МВФ, – самый неинтересный с практической точки зрения итог, как это ни странно на первый взгляд. Сумма впечатляющая, конечно, давно уже фонд не видел таких денег. Но Россия, как сообщил вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, вВ этом антикризисном пакете не участвует. Есть чему порадоваться: нежелание скидываться на помощь развивающимся, бедным и просто пострадавшим от кризиса говорит об окончательно наступившем отрезвлении. Поняли, что денег не много, а мало, да и те позарез нужны самим. Но и просить денег из этого пакета России пока не нужно. В общем, не про нас этот триллион, и слава богу.Практические последствия у события в Лондоне все же есть. Государство обязалось впредь тщательнее присматривать за теми, кто втянул мир в кризис: финансовыми институтами, теми, кто вовремя не крикнул В«Пожар!В» – рейтинговыми агентствами, а также теми, кого придется спасать на деньги налогоплательщиков. Звучит как набор уже несвежих благих пожеланий, но один конкретный пункт уже просматривается – контроль за вознаграждениями топ-менеджеров в компаниях и банках, получающих госВ­подВ­держВ­ку. В США законопроект, не разрешающий спасаемым платить своим управленцам В«необоснованные иВ избыточныеВ» компенсации, уже проходит через парламент. Оно и понятно: американские избиратели рассердились на $165 млн бонусов, выплаченных руководителям AIG, и требуют, как булгаковский профессор Преображенский, В«настоящую, фактическую бумажкуВ». У нас правительство всего лишь собирается В«дать рекомендации по сокращению бонусов в госкомпаниях и получивших господдержку банкахВ». Заметим, что закон и рекомендация – вещи разные, да иВ ограничение компенсаций звучит пожестче, чем уменьшение бонусов. А вообще было бы неплохо позаботиться о прозрачности расходования госпомощи, чтобы не только знать, сколько выплатили пресловутых бонусов, но и понять, куда ушло все остальное.Вторая мировая война офшорам, официально объявленная в Лондоне, – еще один заслуживающий внимания итог. Некоторое время назад мы предупреждали о том, что такого поворота следует ожидать (В«Ф.В» № 7–8, 2009). И теперь наступление на этом фронте идет с потрясающей для неповоротливой бюрократической машины скоростью. Не успели лидеры G20 разъехаться по домам, как ОЭСР опубликовала В«черныйВ» и В«серыйВ» списки стран, которые, по ее мнению, в той или иной степени нарушают международные В«налоговые стандартыВ». Говоря проще, служат тихими гаванями для желающих увести свои доходы от тягот налогообложения. В«ЧерныйВ» список для России неинтересен. Зато в В«серыйВ» вошли Швейцария, Люксембург, Лихтенштейн, Андорра, Австрия иВ едва ли не все островные офшоры вроде Британских Виргинских островов и Белиза. Для особо заинтересованных: Кипр оказался в В«беломВ» списке, как и Россия. Что касается последних форпостов банковско-офшорных тайн, то их будут склонять к большей откровенности. Чем кончится дело, сказать пока трудно.