Рубрики
Статьи

«Финанс.» Продажа на $5 млрд

«Финанс.» Продажа на $5 млрд
«Финанс.» Продажа на $5 млрд11 июня контрольный пакет акций В«УралкалияВ» перешел Сулейману Керимову (хозяин В«Нафты Москва), Александру Несису (группа ИСТ) и Филарету Гальчеву (В«ЕвроцементВ»). Оплата производилась денежными средствами, а также 10% акций В«Полюс ЗолотаВ» ($0,95 млрд) и 100% акций В«ВоенторгаВ». Предполагается, что сделка прошла исходя из капитализации в $10 млрд, то есть примерно на 25% выше рыночной стоимости в день сделки. Дорого? Как посмотреть. С одной стороны, на пике компания стоила $33,5 млрд, но котировки рухнули на фоне экономического кризиса. И сейчас ее капитализация не сильно превышает годовой минимум вВ $6,5 млрд. Получается, продавец не потребовал значительной премии к рыночным котировкам, которой можно было бы ожидать при продаже контроля в таком безусловно устойчивом и перспективном бизнесе. С другой стороны, кажется странным утверждение, что $5,3 млрд (из них около $4 млрд наличными) – это мало. Туча денег, тем более, в условиях кризиса. Все-таки цену сделки определяет не только продавец, но и наличие покупателя. Даже в условиях рынка двухлетней давности сложно представить, как кто-то отдает кэшем больше $20 млрд – столько тогда стоил пакет Дмитрия Рыболовлева. Из российских миллиардеров никто и никогда не был на такое способен. Больше всего наличных выручил Роман Абрамович, но и ему $13,5 млрд за В«СибнефтьВ» выплатил не коллега-олигарх, а государственный В«ГазпромВ». Наконец, меньше четырех лет назад В«УралкалийВ» сделал неудачную попытку IPO – неудачной она оказалась только потому, что инвесторы не захотели покупать его акции из расчета $4,3 млрд за всю компанию – на 67% ниже цены продажи. Потом затопило один из рудников, и рыночная цена В«УралкалияВ» в России вовсе падала ниже $2 млрд. Столько же он стоил полтора года назад во время острой фазы кризиса. Пакет Дмитрия Рыболовлева – чуть больше $1 млрд. Получить за него вВ пять раз больше сейчас – отличная сделка.Причинное решение. Миллиардер утверждает, что сделка не была вынужденной. И все же выглядит так, как будто он торопился. Возможно, просто хотел попасть в В«окошкоВ» между двумя волнами кризиса. Есть и другие возможные причины. Наиболее серьезными видятся политические риски, формально возникшие из-за конфликта с властями посВ­ле аварии на одном из рудников В«УралкалияВ» в 2006 году. Сначала комиссия Ростехнадзора признала, что причиной провала стала ранее неизвестная геологическая аномалия. Однако в сентябре 2008-го вице-премьер Игорь Сечин инициировал повторное расследование, в рамках которого компании грозил штраф за утраченные запасы в размере нескольких миллиардов долларов. Тогда ситуация разрешилась успешно: конкретных претензий к В«УралкалиюВ» предъявлено не было, и компания отделалась лишь выплатой компенсации в 8,8 млрд рублей. Но это формальный повод. Если взглянуть на ситуацию шире, то В«УралкалийВ» – очень привлекательный актив. Рентабельность компании по EBITDA в 2008 году составила 76%. С недавнего времени добывать калий много выгоднее, чем газ, золото или даже предоставлять услуги сотовой связи. Сложно представить, что настолько рентабельный бизнес мог бы надолго остаться в руках одного человека. В«Последствия той техногенной аварии тянутся до сих пор. Отдельные представители власти по-прежнему пытаются спекулировать на штрафных санкциях к компании, – отмечает Дмитрий Лютягин из В«Велес КапиталаВ». – Дмитрий Рыболовлев хочет застраховаться от ситуации отчуждения компании (или взятия ее под контроль) в пользу государственных структурВ». Обойма сразу из четырех миллиардеров в состоянии отбить любую атаку.Часть экспертов полагают, что всему виной дела семейные. Во-первых, свою лепту мог внести бракоразводный процесс. В«Бизнесмен решил зарезервировать некоторую сумму денег в случае невыгодного для него урегулирования данного вопросаВ», – считает Михаил Стискин из В«ТройкиВ». Во-вторых, уВ Дмитрия Рыболовлева – две дочери. Особого желания заниматься бизнесом не выказывают. Диверсифицированный инвестиционный портфель, состоящий из акций крупнейших российских и международных компаний, для них предпочтительнее любого сверхрентабельного В«УралкалияВ».Миноритарии в плюсе. На фоне грядущей смены контролирующего акционера котировки бумаг В«УралкалияВ» стремительно пошли вверх, за две недели прибавив в цене более 20%. Инвесторы, играющие на повышение, ждали оферты от новых хозяев по цене сделки (то есть выше рыночной). Впрочем, напрасно. Ни один из покупателей не перешел границу 30% (при которой выкуп акций уВ миноритариев становится обязательным), поэтому вВ результате сделки обязательства в оферте не возникло. Крупнейшим акционером стал Сулейман Керимов, во владении которого оказалось 25% акций компании, остальные 28,2% распределили между собой его партнеры по сделке. По неофициальным данным, Александр Несис получил 15%, а Филарету Гальчеву досталось 13,2%. Тем не менее, по мнению начальника отдела портфельного анализа банка В«ПетрокоммерцВ» и доцента ГУ-ВШЭ Евгения Дорофеева, этот вариант сделки может оказаться вполне приемлемым и для миноритариев В«УралкалияВ». В«Структура собственников крупной российской компании, где нет контролирующего акционера, вряд ли будет устойчивой на протяжении длительного периода: рано или поздно произойдет выкуп части долей основных партнеров одним из акционеров, кто получит в итоге более 50% акцийВ», – считает эксперт. Но даже если оферты не произойдет, миноритарии все равно окажутся вВ выигрыше. Главный положительный итог сделки – после изменения структуры собственников В«УралкалийВ» станет гораздо более защищенным от политических и административных рисков, которые до сих пор влияли на оценку компании. Эффект синергии. На этом плюсы для миноритариев калийной компании не заканчиваются. В«УралкалийВ» не вписывается в основной бизнес ни одного из покупателей (драгметаллы, стройматериалы, финансовый сектор), данную сделку можно расценивать как основу для будущих транзакций вВ отрасли. В«Сулейман Керимов считается типичным финансовым инвесторомВ», – отмечает Михаил Стискин. Эксперт полагает, что владелец В«Нафты МоскваВ» проведет многоходовую комбинацию по монетизации этой инвестиции. Начало положено: компания куплена в удачный момент, когда рыночные котировки еще далеки от исторических максимумов. Следующим этапом, по мнению Михаила Стискина, может быть слияние В«УралкалияВ» с В«СильвинитомВ», в результате которого появится второй по величине производитель калийных удобрений в мире. Попыткам Дмитрия Рыболовлева объединить эти компании ожесточенно сопротивлялся менеджмент В«СильвинитаВ», но в В«ТройкеВ» полагают, что политическое влияние Сулеймана Керимова достаточно велико, чтобы эта сделка состоялась. После объединения В«УралкалийВ» и В«СильвинитВ» окажутся сопоставимы с PotashCorp по уровню мощностей (11,5 млн тонн) и объемов производства (9–10 млн тонн). Новая компания станет монополистом в производстве калия в России (другие проекты в этой отрасли, которые намерены реализовать В«АкронВ» и В«ЕврохимВ», будут запущены не раньше 2014 года) и контролировать около 20% международных поставок. Консолидация позитивна с точки зрения уменьшения издержек производства, а также повысит дисциплину в отрасли. Другими словами, ситуация лета прошлого года, когда В«СильвинитВ» подписал контракт по довольно низкой цене и сорвал переговоры трейдера В«УралкалияВ» с китайскими потребителями, больше не повторится. Однако в ближайшее время объединения не произойдет, считает Евгений Дорофеев: В«Эти компании в совокупности занимают почти весь российский рынок калийных удобрений. Их консолидация вряд ли может быть согласована антимонопольными органами иначе как в случае, если к тому моменту обе они или хотя бы В«УралкалийВ» (из-за претензий, связанных с последствиями аварии на руднике) перейдут под контроль государства. Пока это представляется маловероятнымВ». Также объединенная компания будет испытывать сильное антимонопольное давление на мировых рынках, прежде всего, в регионе Юго-Восточной Азии, что может нивелировать операционные выгоды объединения, считает эксперт.Для В«СильвинитаВ» сделка тоже является позитивной новостью. В«Основной владелец В«УралкалияВ» зачастую проявлял недружелюбное отношение как кВ В«СильвинитуВ», так и к его мажоритариям, препятствуя стратегическому развитию компании, – отмечает Марат Габитов из Unicredit Securities. – Теперь компания без опасений сможет провести листинг на LSE уже в первом полугодии 2011 года. Это станет существенным катализатором роста акций В«СильвинитаВ». В прошлом, как правило, они торговались с дисконтом в 30–50% к В«УралкалиюВ», что объяснялось лишь низкой прозрачностью В«СильвинитаВ», отсутствием зарубежного листинга и недостаточной ликвидностью акцийВ». Промежуточный вариант. Если не с В«СильвинитомВ», так с кем-нибудь еще. Идея создания российского аналога BHP Billiton, как и прежде, витает в умах если не миллиардеров, то аналитиков точно. Так, по мнению Марата Габитова, конечным покупателем В«УралкалияВ» может стать В«Норильский никельВ». В«Компания обладает достаточным объемом денежных средств для такой сделки, – рассуждает он. – При прогнозируемой на 2010 год EBITDA в $6,5 млрд и чистом долге в $1,7 млрд В«НорникельВ» может произвести приобретения сВ оплатой денежными средствами на общую сумму до $17,8 млрдВ». Несмотря на отсутствие явных эффектов синергии, Марат Габитов считает, что В«УралкалийВ» может стать естественным дополнением к В«НорникелюВ»: В«Производство хлористого калия поспособствует диверсификации источников выручки и EBITDA. Кроме того, новое направление сможет обеспечить около 12% совместного бизнеса. Интересно,В  что историческая рентабельность В«УралкалияВ» по EBITDA составляет 38–76%, что соответствует аналогичному показателю В«НорникеляВ» (37–63%)В». Даже при завышенной цене возможной будущей сделки приобретение В«УралкалияВ» может способствовать увеличению стоимости ГМК. Так, калийный производитель планирует увеличить производственные мощности на 27% до 7 млн тонн в год к 2012 году. В то же время цена хлористого калия выросла всего на треть с недавнего минимума. Это меньше, чем цены на никель, медь и металлы платиновой группы, что подразумевает значительный потенциал роста цен.