Рубрики
Статьи

«Финанс.» Ответы экономики c Анной Ким

«Финанс.» Ответы экономики c Анной Ким
«Финанс.» Ответы экономики c Анной КимДОРОГАЯ НЕФТЬ В ТЕЧЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ ЛЕТ ДАВАЛА РОССИИ УНИКАЛЬНЫЙ ШАНС ДЛЯ РАЗВИТИЯ. НО СЕЙЧАС ОНА УЖЕ НЕ АБСОЛЮТНОЕ БЛАГО ДЛЯ ЭКОНОМИКИ
Торги мартовскими фьючерсами на нефть WTI в Нью-Йорке в минувший вторник закрылись выше $100 за баррель. И многие эксперты полагают, что достижение новых «круглых» рубежей – вопрос времени. Конечно, спекулятивная составляющая в цене на нефть сейчас очень велика. Об этом говорит высокая степень волатильности рынка. Чем было вызвано достижение психологически важного рубежа? Среди прочего – угрозой Уго Чавеса прекратить поставки в США. При этом все понимают, что его слова с огромной долей вероятности окажутся обычным сотрясанием воздуха. Ну и что? Повод есть, сыграть можно. И пока нет особых причин полагать, что спекулятивные деньги скоро уйдут с нефтяного рынка. Нестабильность мировых фондовых бирж только укрепляет этот тренд.
С другой стороны, и фундаментальные предпосылки к сохранению высоких цен на нефть имеются. Главная – спрос из Китая: низкая энергоэффективность его экономики – не та болезнь, которую можно за год вылечить. К тому же подкопившие денег развивающиеся страны – в первую очередь Индия и тот же Китай – ударными темпами отстраивают инфраструктуру. Топлива для этого надо много.
Так что же, труби победу? И да, и нет. Бесспорно, дорогая нефть – это мощный конъюнктурный стимул для продолжения экономического роста в России. Как-никак, в прошлом году топливного сырья продали за рубеж на $255 млрд. Однако не следует забывать о том, что российский импорт растет куда быстрее экспорта: почти на 45% против 17% по итогам 2007-го. Аналитики из «Ренессанс Капитала» подсчитали, что даже при сохранении нынешних цен на нефть сальдо текущего счета платежного баланса уйдет «в минус» через три года. Если же нефть подешевеет, это произойдет еще раньше.
Вторая причина снизить градус оптимизма по поводу дорогой нефти – инфляция. Прошлогодний рост цен на зерно во многом был связан с развитием его переработки в этанол. Оно поддерживается на государственном уровне в США, благодаря чему между ценами на традиционные энергоресурсы и на зерно установилась прямая связь: чем дороже нефть, тем выше спрос на альтернативу – биотопливо. Только с начала этого года различные виды зерновых подскочили в цене на 14–16%. Фьючерсы на пшеницу в Америке торгуются уже в районе $11 за бушель (примерно $400 за тонну). И эксперты считают, что это еще далеко не предел. А рост стоимости зерна потянет вверх издержки в животноводстве, в результате чего подорожает и его продукция.
Еще одна зона риска – автозаправки. Нефтяные рекорды могут вновь вернуть Россию к подзабытой проблеме – росту цен на бензин. Для нефтяников, даже несмотря на высокие таможенные пошлины, экспорт сырой нефти и нефтепродуктов становится выгоднее поставок на внутренний рынок. Добровольно-принудительные «заморозки» и моратории – вещь, сильно зависящая от политического цикла, и потому недолговечная. Успехов же в развитии нефтепереработки что-то не видно. Подорожавший бензин производители неизбежно будут закладывать в цены на все остальное.