Рубрики
Статьи

«Финанс.» Игорь Моисеев о Сбербанке

«Финанс.» Игорь Моисеев о Сбербанке
«Финанс.» Игорь Моисеев о СбербанкеПлюсВ банке с международном именем и обслуживаться приятноМинусДругих преференций клиенты Сбербанка не получат TweetВ«СбербанкВ» назван 99-м в числе 100 самых дорогих брэндов мира. Есть чем гордиться. Все-таки абсолютная бизнес-сотня – гораздо лучше, чем просто сотня крупнейших банков. Греет. И вся банковская система, конечно, гордится вместе с Германом Грефом и за него. Надо думать, что при размещении акций такая информация лишней не окажется (даже закрадывается сомнение – слишком уж вовремя В«зацепилсяВ» В«СберВ» за 99-е место).Вопрос только – что делать с этим неожиданно свалившимся на голову гудвиллом. Все-таки $8,5В млрд, как говорится, на дороге не валяются. За 7,58% акций, которые планируется продать инвесторам в текущем году, В«СберВ» (или, вернее, основной акционер в лице Банка России) выручит всего $5,5–6 млрд. АВ здесь и цифра побольше, и издержек меньше. Жалко, конечно, что брэнд – такая же неотъемлемая часть компании, как, например, голос у певца. Или филейная часть у Дженнифер Лопес. Хотя, сВ другой стороны, можно попробовать сторговаться с международными инвестбанками, которые как раз вылетели из списка, и за В«немаленькую копеечкуВ» обменяться вывесками. Например, с Morgan Stanley и J.P.Morgan, которые не попали в список. Российским пенсионерам, надо думать, будет гораздо приятнее стоять в очереди за пенсией в банке с мировым именем, а американцы смогут подправить пошатнувшуюся после кризиса репутацию за счет советского названия (не об этом ли мечтал еще Хрущев?).Если посмотреть на вещи немного серьезнее, то прослеживается довольно интересная закономерность. В России стоит дороже все то, что делается для внутреннего рынка. Кроме Сбербанка, единственный российский участник рейтинга консалтинговой компании Millward Brown Optimor – МТС (80-е место). В«ВымпелкомВ», объявивший о планах международной экспансии, из списка вылетел. Нет в нем даже В«ГазпромаВ», который назван только в числе двадцати самых дорогих брэндов нефтегазового сектора. Получается, что тождество, в соответствии с которым В«экспортноеВ» – значит, В«более качественноеВ», уже не работает? Похоже, что так. Из банков Сбербанк до последних лет был чуть ли не единственным из крупняка, кто не вынашивал планов освоения чужих рынков. Только сейчас он начинает раскачиваться – очень своевременно, надо признать. Как говорится, слава будет бежать впереди. И еще одна мысль – можно сказать, совсем серьезная. Большое счастье для всех клиентов Сбербанка, что кредитные организации в силу специфики бизнеса извлекают прибыль их брэнда не столько за счет конечного потребителя – заемщика и вкладчика (хотя в случае, например, со швейцарскими банками это не совсем так), сколько за счет возможности привлекать более дешевые средства на рынках капитала. Если бы, как в сегменте luxury, Сбербанк ввел дополнительную комиссию на свои продукты за надежность брэнда, наша радость была бы, конечно, изрядно подпорчена. А так она вполне искренняя. Можно сказать, бескорыстная.