Лучшие курсы, правильные кредиты
и умные вклады на viberi.by.

При дальнейшем падении нефти и оттоке вкладов курс доллара может достичь 30 тыс. 21.01.2016

Дмитрий КРУК
Научный сотрудник «BEROC»

Попытки угадать очередной скачок курса доллара для большинства белорусов уже стали своего рода национальным видом спорта. Но январь в этом плане превзошел все ожидания: с начала года «американец» вырос сразу на 3 тыс рублей. Практически настолько же укрепился евро.
Чего можно ожидать от белорусского рубля в ближайшие месяцы, и стоит ли в условиях нарастающего кризиса волноваться за сохранность вкладов? На эти и другие вопросы ВЫБЕРИ!BY искал ответы у научного сотрудника Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрия КРУКА.



Падение нефти и экспорта отправило рубль в пике


- Пике национальной валюты в начале года было, главным образом, реакцией на падение мировых цен на нефть. Вместе с тем, если в декабре белорусский рубль обесценивался к доллару медленнее российского рубля (и укреплялся к последнему), то в январе мы стали понемногу девальвироваться и к российскому рублю. Это сигнализирует о том, что «запаздывающее» обесценение в декабре ухудшило результаты внешней торговли и сейчас мы «догоняем» российский рубль. 

Кроме того, воздействие на динамику курса стал оказывать и отток депозитов из банков, который наблюдается последние месяцы.То есть на позиции рубля влияние, однозначно, оказали не только внешние, но и специфические внутренние факторы.



Прогноз: от 20 до 30 тыс. за доллар


- Однако делать какие-то апокалиптические прогнозы относительно дальнейшего поведения рубля и предсказывать рост курса доллара чуть ли не в два раза я бы пока не стал. Ключевыми факторами для курса национальной валюты будут оставаться цена на нефть (которая «задает» внешнюю конъюнктуру), а также ситуация на внутреннем денежном и депозитном рынках. 

Прогнозировать цену на нефть сегодня достаточно сложно. Тем не менее, наиболее вероятным сценарием на ближайшие 2-3 месяца мне видится ее стабилизация  в коридоре 28-33 доллара за 1 баррель. Российский рубль в этом случае также стабилизируется вблизи нынешних значений (в коридоре 75-80 российских рублей за доллар), а отток валютных вкладов из банков и спрос на наличную иностранную валюту не приобретут лавинообразного характера.

Для белорусского рубля такой сценарий означает, что еще некоторый период времени будет продолжаться «гонка за российским рублем», которая обесценит белорусский рубль на величину до 10%. А затем можно ожидать колебаний курса белорусского рубля к основным валютам относительно синхронно с российским рублем.

Менее вероятным, но более желаемым для Беларуси стал бы сценарий «отскока» нефтяных цен в коридор 35-40 долларов за 1 баррель. Еще месяц назад многие инвестбанки рассматривали такой диапазон нефтяных цен как наиболее вероятный и в этом случае отмечали высокую вероятность укрепления российского рубля. 
Основной предпосылкой для укрепления является достаточно щадящий по сравнению с прошлыми периодами график погашения российскими резидентами внешних долгов. Гипотетическое укрепление российского рубля к доллару на 10-15% обусловит возврат курса белорусского рубля к российскому в диапазон около 280 рублей, при несущественном изменении нынешнего уровня курса USD/BYR.
Наконец, наиболее опасным сценарием видится продолжение снижения нефтяных цен. Оно вызовет дальнейшее обесценение российского рубля, причем темпы последнего могут возрасти. Это неизбежно приведет, как минимум, к пропорциональному обесценению белорусского рубля относительно основных мировых валют. 
Вместе с тем есть большая опасность, что произошедшая девальвация станет генератором негативного импульса для вкладчиков: не только для переоформления рублевых депозитов, но и для оттока валютных. 
Далее возникнет вопрос, как на это будет реагировать Нацбанк. Будет ли он рефинансировать банки, поддерживать их вливаниями ликвидности и снижением процентных ставок, либо наоборот предпочтет ужесточать монетарную политику и повышать процентные ставки. 
В таких условиях любой тип реакции Национального банка будет иметь серьезные негативные последствия для экономики. Но для перспектив динамики обменного курса более опасной опцией выглядит первая.
При самом плохом  сценарии, сочетающем все негативные факторы, о которых я сказал – дальнейшее падение нефти, отток вкладов, вливание ликвидности в банки со стороны регулятора – мы можем стать свидетелями новой системной волны обесценения валюты. 
Конкретную цифру не назову, но думаю, что такой сценарий вполне может обусловить 50%-е обесценение к доллару относительно нынешнего уровня курса.   



У вкладчиков есть повод поволноваться?


- На мой взгляд, у белорусских вкладчиков в нынешних условиях действительно есть поводы для беспокойства относительно устойчивости банковской системы. 
Во-первых, это согласованность объемов валютных активов и обязательств банков. В целом по банковской системе валютные активы и пассивы более-менее сбалансированы. Однако в отдельных банках ситуация не столь безоблачна. Для крупных государственных банков и малых частных банков, ориентированных на розничное кредитование в рублях, валютные обязательства ощутимо превышают валютные активы. Для таких банков обесценение рубля будет ухудшать ситуацию.
Насколько эти банки могут удовлетворить спрос на снятие депозитов в валюте? Повод для опасений есть. Более того, в случае массового снятия депозитов может возникнуть серьезная напряженность даже у банков, у которых согласованы валютные активы и пассивы. Как с этим будут бороться финансовые власти? Большой вопрос. Хорошего быстрого выхода из этой ситуации лично я не вижу. Если, конечно, только не удастся очень оперативно привлечь какое-то внешнее заимствование и поддержать банки ликвидностью в иностранной валюте.
Второй повод для беспокойства – качество банковских активов, то есть выдаваемых банками кредитов. Не секрет, что многие предприятия уже долгий период генерируют убытки. Соответственно снижаются возможности исполнения ими своих обязательств перед банками. Это на протяжении всего 2015 года обусловливало рост проблемной задолженности. Но есть основания предполагать, что банковская статистика, мягко говоря, не полностью корректно отражает фактическое качество активов банковской системы. 
Поэтому вопрос о том, насколько своевременно банки будут получать выплаты по кредитным договорам, мне видится чрезвычайно актуальным сегодня. Ведь проблемы в данной сфере также могут повлиять на возможности исполнения банками своих обязательств перед вкладчиками.



Проблемы могут подтолкнуть власть к реформам ради кредита

- Конечно, кредит на пару миллиардов долларов помог бы Беларуси чувствовать себя более уверенно в сложившейся ситуации. Но насколько реально сегодня получить заем? Особенно в свете официального сообщения России, что она приостанавливает выдачу кредитов на двусторонней основе. 
Думаю, российское заявление все-таки вряд ли стоит относить к программам Евразийского банка развития, на финансирование которого мы претендуем. Ведь формально донором в этом случае выступает не Россия (хотя фактически, конечно, ее решение - ключевое). 
Вместе с тем насчет шансов Беларуси получить евразийский кредит гадать не буду – в этом случае важную роль играют не только экономические, но и политические факторы. Но по-прежнему необходимым условием для каждого из потенциальных кредитов – от МВФ и ЕАБР – является готовность властей осуществить хотя бы точечные реформы в реальном секторе, в механизмах распределения ресурсов, а также в ценообразовании. От властей же пока исходят противоречивые сигналы в отношении готовности к таким реформам.


Безусловно, ухудшение ситуации на валютном рынке и опасение за банковскую систему – это дополнительные факторы, которые делают Беларусь сговорчивей и более склонной соглашаться на требования потенциальных внешних кредиторов.